Сайт Інформаційно-бібліографічного відділу є частиною бібліотечного порталу lib.kherson.ua
Гість | Увійти
Версія для друку

Афоризми про закон
 

Законы, чтобы точнее сказать, суть не что иное, как условия гражданского товарищества [общежительства]. (Ж.-Ж. Руссо)

Никто и ни за какую цену не может быть освобожден от закона в просвещенном государстве. (Ж.-Ж. Руссо)

Чем больше размножаете вы законы, тем презреннее вы их делаете. (Ж.-Ж. Руссо)

Судьба каждого неисполняющегося закона – презрение к нему. (Ферран)

Следует исполнять законы, а не перетолковывать их. (Мори)

Правительство сильно законом; произвол его обессиливает. (Дюпен)

Многочисленность законоав в государстве есть то же, что и огромное количество лекарей: явный признак запущенной болезни и бессилия. (Вольтер)

Отсутствие или изменчивость законов подвергает опасности положение общества. (Буаст)

Общественное мнение – есть верховный законодатель народов и царей. (Пифагор)

Наибольшее благо общества должно быть, в конечном результате, целью всякого законодательства. (Эджворт)

Закон есть право собственности, опирающееся на власть; где нет власти, там умирает закон. (Ривароль)

Законодатель! не пиши законов для народа, преданного роскоши: роскошь умерщвляет законы. (Пифагор)

Смертные! Закон есть вещь святая: вверяйте исполнение его только чистым рукам. (Пифагор)

Законодатели! не составляйте законов для народа, но сотворите народ для законов: закон справедливости существовал прежде народа. (Пифагор)

Где нет равенства состояний, там не может быть равенства прав. (Пифагор)

Законодатель! покори народ владычеству разума и добродетели: только в этом состоит истинная его свобода. Главное и коренное правило Пифагора.
Нравственные  законы, о которых принято говорить, что они порождены самой природой, порождаются, в действительности, тем же обычаем; всякий, почитая в душе общераспространенные и всеми одобряемые воззрения и нравы, не может отказаться от них так, чтобы его не корила совесть, или, следуя им, не воздавать себе похвалы. (Мишель де Монтень)

Тот способ, которым законы наши стараются ограничить безумные и суетные траты на стол и одежду, на мой взгляд, ведет к совершенно  противоположной цели. Правильнее было бы внушить людям презрение к золоту и шелкам, как вещам суетным и бесполезным. Мы же вместо этого увеличиваем их ценность и заманчивость, а это самый нелепый способ вызвать к ним отвращение. Ибо объявить, что только особы царской крови могут есть палтуса или носить бархат и золотую тесьму, и запретить это простым людям, разве не означает повысить ценность этих вещей и вызвать в каждом желание пользоваться ими? Пусть короли смело откажутся от таких знаков величия – у них довольно других; подобные же излишества извинительны кому другому, только не государю… (Мишель де Монтень)

Мое, твое. – «Моя собака!» - твердили эти неразумные дети. «Мое место под солнцем!» Вот он – исток и символ незаконного присвоения земли. (Блез Паскаль)

В вопросах обыденной жизни люди подчиняются законам своей страны, во всех остальных – мнению большинства, других общепринятых правил не существует. Почему? Да потому, что только за ними стоит сила. А вот у монархов есть еще сильное войско, так что мнение большинства министров для них не закон. Разумеется, было бы справедливо все блага разделить между людьми поровну, но так как никому не удалось подчинить силу справедливости, то ее стали считать справедливой и законной: за невозможностью усилить  справедливость узаконили силу, дабы отныне они выступали вместе и на земле водворился мир – величайшее из благ. (Блез Паскаль)

Опасно говорить народу, что законы несправедливы – он повинуется им лишь до тех пор, пока верит в их справедливость. Стало быть, ему надо непрестанно внушать, что закону следует повиноваться, потому что он закон, а власти предержащей – потому что она власть, независимо от того, справедливы они или нет. Если народ это усвоит, опасность бунта будет предотвращена; это и есть, собственно говоря определение справедливости. (Блез Паскаль)

Вхід