Сайт Інформаційно-бібліографічного відділу є частиною бібліотечного порталу lib.kherson.ua
Новини
16.11.2017 08:02

Уся правда про Холодний Яр: книги Юрія Горліс-Горського у Гончарівці
Той, хто вивчає історію, стає громадянином. Той,...

09.11.2017 14:45

Квест – найцікавіша форма святкування Дня української мови!
У цьому році українці вдвадцяте за роки незалежності...

09.11.2017 13:40

«Ми писали, ми писали, наші пальчики втомились...»
Сьогодні бібліографи знову продемонстрували свою активну...



Галерея


Гість | Увійти
Версія для друку

В 1893 г. в Киеве И. И. Малышевский опубликовал шесть документов, относящихся к деятельности Ивана Федорова в 1575-1576 гг. Документы эти были извлечены И. М. Каманиным из луцких гродских книг.
Наконец, в 1902 г. материалы львовских архивов исследовал Фердинанд Бостель, опубликовавший в Кракове еще шесть федоровских документов.
Последние десятилетия в области публикации новых документальных материалов о первопечатнике принесли мало нового. Можно упомянуть лишь один луцкий акт, опубликованный в 1926 г. В. Романовским.
Между тем, в наших архивах, несомненно, имеются еще неизвестные и неопубликованные материалы о жизни и деятельности Ивана Федорова. Предварительные поиски, предпринятые автором этих строк в львовских и виленских архивах, показали, что в этой области можно ждать самых неожиданных открытий.
Совершенно не изучен, например, заблудовский период деятельности первопечатника. Между тем, материалы о пребывании Ивана Федорова и Петра Мстиславца в Заблудове и Вильне, по-видимому, могут быть найдены в архивах Вильнюса и Гродно. На наш взгляд, должны быть (проведены тщательные поиски федоровских документов также в архивах Львова, Киева, Минска, Кракова и Варшавы.
Одновременно следовало бы собрать воедино все опубликованные ранее материалы. Акты, ставшие известными нам благодаря трудам С. Пташицкого и Ф. Бостеля, не были переведены на русский язык и в России никогда не издавались (кроме одного документа, напечатанного в «Архиве Юго-Западной России»). Упомянутые выше работы польских историков стали библиографической редкостью. Так, например, публикации Бостеля нет ни в одной из крупнейших библиотек Москвы.
В силу этого авторы, писавшие впоследствии об Иване Федорове, зачастую пользовались не публикациями Пташицкого и Бостеля, а кратким изложением содержания документов, приведенным в статье Пташицкого в «Русской старине», а также в трудах И. Огиенко и В. Романовского.
В течение длительного времени львовские архивы были практически недоступны для советских историков. Львовские же авторы (И. Огиенко, И. С. Свенцицкий, С. Ю. Бендасюк и др.), усиленно разрабатывавшие вопросы истории книгопечатания, шли от опубликованных уже материалов и к архивным источникам не обращались.
Незнание первоисточников привело к серьезным ошибкам и искажениям в нашей литературе об Иване Федорове, рассчитанной главным образом на массового читателя (книги И. Баса, П. Березова, К. Осипова и др.). Из книги в книгу переходит, например, «львовский ростовщик Сенька Седельник», который будто бы «на кабальных условиях» ссудил первопечатника значительной суммой денег, а затем всячески преследовал его. Между тем, Семен Седляр был одним из образованнейших людей своего времени, ростовщичеством не занимался и, несомненно, сыграл положительную роль в создании первой львовской типографии   Ивана Федорова.
Документы, опубликованные Пташицким и Бостелем, Скобельским и Милъковичем, в течение более чем полувека не привлекали внимания исследователей, а между тем, в эти годы львовские архивы неоднократно подвергались опасности и потеряли большое количество собранных в них материалов. Следовало бы выяснить, сохранились ли материалы об Иване Федорове и доступны ли они для изучения в настоящее время.
В октябре 1958 г. нам удалось обнаружить в ЦГИА УССР во Львове большинство из опубликованных упомянутыми выше исследователями документов. Сохранились они превосходно в фондах Ставропигийского института во Львове, Совета города Львова, Львовских гродских книг.
Вместе с тем в упомянутых фондах нами было найдено большое количество неопубликованных актов, относящихся к деятельности лиц, так или иначе соприкасавшихся с первопечатником. Особый интерес представляют материалы о Лаврине Пилиповиче (или Филиповиче). Этот «русский художник», как его называют акты, был близок с Иваном Федоровым и, по-видимому, принимал деятельное участие в художественном оформлении его изданий. Следует отметить также материалы о Федоре Антипорковиче – шурине Ивана Друкаревича, об Иване Бильяяге, в доме которого хранилось типографское имущество Ивана Федорова, о типографах Бартоломее Шарфенбергере и Павле Щербиче. Найдены, наконец, документы, повествующие о судьбе Ивана Друкаревича.
Несомненно также, что в львовском архиве имеются и неизвестные документы, связанные непосредственно с Иваном Федоровым. В течение двухнедельного пребывания во Львове нам удалось отыскать два таких документа.
Первый из них относится к маю 1579 г. Это запись о «сходке мещан львовских русских до монастыря святого Онофрия для осмютрения складу и всех речей (т. е. вещей. – Е. Н.) церковных». На сходку собрались «старший и молодший». Среди перечисленных в документе имен мы находим много известных лиц, с которыми гак или иначе была связана судьба Ивана Федорова. Был здесь богатый мещаниа «Иван Крамар прозвище Богатырец», тесть Сачко Сеньковича, злейшего врага первопечатника. Присутствовал «пан Сава Гречин» – богатый греческий купец Сава Федорович, обосновавшийся во Львове в 1571 г. (В актах его нередко именуют, как и первопечатника, Федоровичем, поэтому надо быть осторожным, чтобы не спутать их.) Упомянут в акте и Иван Бильдяга, в доме которого хранилось оборудование последней типографии Ивана Федорова.
Вещи показывал «отец Леонтий, служитель церкви святого Онофрия». Тут же была составлена их подробная опись, представляющая большой интерес. Как известно, Иван Федоров был похоронен в Онуфриевском монастыре. По мнению некоторых исследователей, здесь же, в монастыре, помещалась и его типография.
Любопытно, что среди 30 книг, имевшихся в церкви и отмеченных в описи, лишь одна – печатная. Это «Евангелие учительное», отпечатанное Иваном Федоровым в 1569 г. в Заблудове.
В данный момент нас более всего интересует фраза, приведенная в конце этого документа; в ней говорится о том, что отец Леонтий, кроме различной утвари и книг, показал «перед всеми пенязи (т. е. деньги. – Е. Н.) церковные, осьмдесят золотых в тот час».
О судьбе этих восьмидесяти золотых рассказывает второй документ, относящийся к августу 1588 г. 10 августа «в субботу, были мещане у монастыря, старший и молодший, а была того причина же отец Леонтий занедужил». В связи с этим прихожане решили проверить, в целости ли находится «монастырский... скарб як убир церковный и книги». Все оказалось на месте: «не прибыло ничего, а не тыж убыло». Отсутствовали лишь восемьдесят золотых. Эти «осмидесят золотых церковных (отец Леонтий) дал был пред тым небожчиковы (т. е. покойному. – Е. Н.) Иванови Друкареви без нашей воли на Апостолы. И по смерти Ивана Друкаря узял отец Леонтий 40 Апостолов за тыи осимьдесят золотых и показал их нам у закрестий».
Остановимся вкратце на важнейших вопросах, которые встают перед исследователем в связи с новыми сведениями об Иване Федорове.
Прежде всего, напомним, что дьвовский «Апостол» был выпущен в свет 15(25) февраля 1574 г. Основной тираж его, по-видимому, разошелся. Остатки же тиража – 140 книг – вместе с оборудованием типографии первопечатник заложил в 1579 г. Израилю Якубовичу. Трудно предположить, что закладывая книги, а также «вещи, литеры и формы, и все другие принадлежности, потребные для печатания книг», Иван Федоров оставил некоторую часть тиража себе.
Первопечатник переселился во Львов из Острога в начале 1583 г. К этому времени и следует отнести его заем у отца Леонтия. Однако, отдавая печатнику деньги, Леонтий не взял у него одновременно книги. «Апостолы» он «узял» лишь «по смерти Ивана Друкаря», Причину этого следует искать в том, что в момент займа книг еще не было, а в промежутке между займом и кончиной Ивана Федорова, последовавшей предположительно 6(16) декабря 1583 г., они могли быть получены или же путем выкупа у Якубовича, или же... напечатаны. Первое предположение следует сразу же отмести, ибо известно, что залог оставался у Якубовича еще 4 декабря 1584 г., когда он обратился в львовский еврейский суд с просьбой признать его полноправным владельцем оставшегося после Ивана Федорова заклада.
Остается предположить, что Иван Федоров предпринял в 1583 г. новое издание «Апостола». В связи с этим можно припомнить, что в описи имущества Ивана Федорова, хранившегося в доме Ивана Бильдяги, упоминаются «80 неоконченных библий», а также набор отдельных страниц. Основываясь она этом документе, Ф. Бостель в свое время выдвинул версию, что кроме «Острожской библии» существовала «Львовская библия», печатать которую Иван Федоров начал в 1583 г. Не является ли вновь найденный документ подтверждением этой версии?
Известно, что на могильной плите Ивана Федорова была начертана надпись, гласящая, что печатник «своим тщанием друкование занедбалое обновил». Отнести эти слова к 1574 г., когда были напечатаны «Апостол» и «Начало учения детем», нельзя, ибо до этого года в Львове вообще не было типографий. Нам думается, что слова эти относятся к деятельности Ивана Федорова в 1583 г., когда он после десятилетнего перерыва вновь завел книгопечатание славянских книг в Львове, организовал здесь типографию и напечатал (или начал печатать) новые издания «Апостола», а возможно и «Библии». Мнение это подтверждается и посланием епископа Гедеона Балабана от 10 декабря 1586 г., в котором, в частности, говорится: «Недавнего часу (курсив наш. – Е. Н.) в воле божеи... внесена была до тых краев наших друкарня русская, которая ижь за недостатком, а потом за смертю друкаря тоеи друкарня згасла». Трудно предположить, чтобы слова «недавнего часу» относились к событиям двенадцатилетней давности.Свою последнюю типографию Иван Федоров, «впадши в болезнь ко смерти... заставил в згиненое имя до жидов в суме не малой, в полторы тысячи золотых». Эта типография и была впоследствии выкуплена братством Успения Пресвятыя Богородицы. Между тем, все авторы (кроме И. Крипякевича), писавшие о первопечатнике, утверждают, что типография была выкуплена братством у Якубовича, забывая, что заклад последнему был сделан еще в 1579 г., причем в сумме не 1500, а 411 золотых.
Таким образом, нами может быть сделан вывод, что в 1583 г. Иваном Федоровым во Львове была основана новая типография, в которой им был отпечатан ряд изданий. Типография эта, по-видимому, находилась в Онуфриевском монастыре, ибо отец Леонтий «узял» «Апостолы» сам, не прибегая к помощи властей, как это впоследствии пришлось сделать кредиторам первопечатника Сачко Сеньковичу, Даниле Пушкарю и Сеньке Корунке.
Любопытно, что после смерти отца Леонтия, последовавшей вскоре же за составлением опубликованного выше документа, Сачко Сенькович с товарищами тайком проник в келию покойного, забрал ключи и ограбил церковь. Не искал ли Сенькович, державший типографию во Львове, взятые в свое время Леонтием «Апостолы» и другие книги и вещи, оставшиеся после Ивана Федорова?
Утверждение это ныне может считаться доказанным, и вот почему. В апреле 1590 г. «поп русский» Симеон подал жалобу на Ивана Рогатинца седляра, который «взял библию его словенскую в школе у Стефана дьяка, которую библию, поведал тот поп, я купил у попа Матвея Николенского». Приведенный к ответу Иван Рогатинец заявил, что библия, о которой идет речь, принадлежит к книгам, «украденным из скарбницы церкви монастыря нашего святого Онуфрия... в мор», Симеон в ответ на это по-прежнему настаивал, что книгу он купил у попа Матвея. Тогда к ответу был позван последний. Он засвидетельствовал, что библию ему «дал небожчик Сачко. будучи больным» для того, чтобы поп «чинил за душу его». Круг замкнулся.
Такова печальная судьба одного из последних изданий Ивана Федорова.
Краткий обзор документальных материалов львовских архивов о последнем периоде жизни и деятельности Ивана Федорова, приведенный нами выше, не претендует на полноту. Хочется надеяться, что он будет пополнен и углублен последующими исследованиями.

// Исторический архив. – 1961. – № 4. – С. 229-235.

Вхід