Сайт Інформаційно-бібліографічного відділу є частиною бібліотечного порталу lib.kherson.ua
Гість | Увійти
Версія для друку

НАКОНЕЧНЫЙ Петр Павлович (1915-1995 гг.)

С Петром Павловичем Наконечным я познакомился, когда он получил квартиру на той же улице, на которой тогда жил я. Это случилось рано утром. Мы оба шли на работу: я в Дом политического просвещения, он на обувную фабрику. Я увидел его у Дома книги, стоящего у окна, он разглядывал в витрине литературу. Подошел к нему. Поздоровавшись спросил: «Интересуетесь книгами?» Он посмотрел на меня с недоверием, ответил: «А разве это запрещено – смотреть книги в витрине? Тем более я проявляю к ним интерес, собираю их. В этом Доме, возле которого мы находимся, я часто бываю». В 1966 году в Херсоне начал работать городской клуб любителей книги. На его открытии я снова увидел его, сидящего в зале. Проходили заседания клуба, Петр Павлович регулярно посещал их.  В конце этих заседаний на выставках-продажах приобретал книги. Это все больше и больше убеждало меня, что он является настоящим книголюбом. А дальше произошло наше близкое знакомство. В одной из бесед он поведал мне о военном лихолетии, которое испил сполна. Сразу же после нападения гитлеровской Германии на нашу страну, был призван в армию. Вскоре оказался на фронте. Принимал участие в сражениях. В одном из боев оказался в плену. Побывал в различных лагерях. Так распорядилась судьба, в одном из этих лагерей он повстречался с Александром Солженицыным. В лагере он находился еще некоторое время и после войны. Освобождение пришло позже. Правда восторжествовала. Он был реабилитирован. С него сняли все обвинения, возвращены все права. Началась новая жизнь. Постоянным местом жительства избрал Херсон. О профессии тоже думать на пришлось. Еще до войны он успешно окончил Харьковский юридический институт. В Херсоне была вакантная должность на обувной фабрике – юрисконсульта. Он с удовольствием занял ее. Еще учась в юридическом институте, П. П. Наконечный постепенно начал собирать книги. Продолжил это увлечение потом в Херсоне. Со временем вошло в привычку, и он приобретать их стал по определенным разделам. Это художественная, общественно-политическая, историческая, справочная литература. Так складывалась библиотека. У него были свои кумиры, перед которыми благоговел.
Позже, когда мы стали встречаться на квартирах, через некоторое время в его квартире я увидел новшества. В большой комнате на стене, написанные в цвете маслом висели два портрета – Джорджа Байрона и Михаила Лермонтова. Это и были его кумиры. Он собирал о них все, что связано с их жизнью и творчеством. В этой же комнате размещалась и другая литература. По количеству книг библиотека была большая. Но это в основном все то, что издавалось в послевоенные годы. Были и редкие книги, которыми он гордился, берег их, как реликвии. В числе их являлись собрания сочинений Дж. Байрона в 3-х то-мах из серии «Б-ка великих писателей» в издании Брокгауз-Эфрон 1904-1905, Стихотворения К. Р. (Константина Романова) в 3-х томах 1913-1915, Русская история в жизнеописаниях ее великих деятелей Костомарова Н. И. в 2-х томах в издании Сойкина П. П. 1915, Жизнь и царствование Александра I Шильберга Н. К, в 4-х томах из серии «Жизнеописания русских им-ператоров» в издании Суворина А.С, 1904 и другие.
В последние годы Петр Павлович стал жаловаться на свое здоровье. Особо сильно пошатнулось зрение. С каждым годом оно ухудшалось. Были сделаны на оба глаза операции. Но положительных результатов они не дали. Со временем наступила слепота. Находясь в таком состоянии, он однажды позвонил мне по телефону из своей новой квартиры по улице Тарле, чтобы я приехал к нему проведать его. Это была тяжелая встреча, нелегко было смотреть на своего коллегу по клубу книголюбов «Кобзарь», всегда жизнерадостного, оказавшегося в таком беспомощном состоянии. Потом мы уединились для беседы в его спальне. Больше говорил он. Рассказывал о своем положении, в котором оказался, и что намерен сделать полезное, нужное и тем самым скрасить свою нелегкую жизнь. И здесь же поведал мне о своей работе над воспоминаниями о прожитой жизни, создавая их не в письменном виде, а в форме устных рассказов. Для примера он рассказал некоторые эпизоды о своем пребывании в одном из лагерей. Рассказчиком он оказался одаренным. Все получилось превосходно, материал был изложен полно, доходчиво, образно.
Слушая рассказ П. П. Наконечного, я одновременно думал, что делает природа с человеком – она отняла у него зрение, но сохранила хорошую память и голос. И этим самым он продолжает жить и оставаться в строю. «Продолжайте и дальше создавать устные рассказы», – таким было мое пожелание, когда прощался с ним. Вскоре мне стало известно, что через некоторое время Петр Павлович пригласил машинистку, надиктовал ей устные рассказы. Что с этими записями стало позже, установить не удалось. Сам автор устных рассказов П. П. Наконечный после нашей последней встречи прожил недолго, в 1995 году его не стало. Скончался он от инсульта.

Напишіть свій коментар
Ваше ім'я
E-mail (не буде опублікований)
* Текст повідомлення

Вхід