Сайт Інформаційно-бібліографічного відділу є частиною бібліотечного порталу lib.kherson.ua
Гість | Увійти
Версія для друку

В.А. Черников

«Народ Книги» Якова Бердичевского:
Размышления читателя

Не так давно, в декабре 2009 г., читатели смогли ознакомиться с новым, третьим изданием труда Якова Исааковича Бердичевского «Народ Книги: (К истории еврейского библиофильства в России)». Первые два издания вышли в 2005 г., одно в Берлине другое в Киеве, и разошлись на «ура». К слову сказать, материал этой книги последовательными частями был опубликован и в киевском художественно-публицистическом альманахе «Егупец» (№ № 13, 14, 15, 18).
Три издания внушительной книги и журнальный вариант за относительно короткий срок – успех редкий и абсолютно заслуженный. Не каждому исследователю удается достичь такой популярности.
В библиофильских изданиях о первых двух книгах были опубликованы положительные отзывы специалистов. Нет сомнения, что и на третье, значительно расширенное издание труда Бердичевского, вскоре появятся профессиональные рецензии и отзывы.
Книга отпечатана в Киеве издательством «Дух і Літера», объем – 498 стр. (в результате дополнения объем увеличен на одну треть (!) по сравнению со 2-м изданием), твердый сине-зеленый переплет в строгом классическом стиле, текст прекрасно иллюстрирован репродукциями книжных знаков и других материалов; отличная бумага, качественная полиграфия.
Как и в предыдущих изданиях, присутствует необходимый научно-вспомогательный аппарат – указатели: именной, предметный, использованной литературы, сокращений, а также словарь специфических терминов и понятий. Правда, в именной указатель включены не все упоминаемые в книге персоны (любознательный читатель на досуге может подсчитать их количество), а только, по мнению автора, «наиболее значимые для предлагаемого обзора». В результате, на 30-ти страницах указателя, скромно именуемого «кратким», набралось 997(!) персон, поэтому с предпринятым автором вынужденным ограничением следует только согласиться.
О тираже издания автор и издатель оповестили читателя в весьма своеобразной форме. На обороте титульного листа приведена фраза, которой обозначался тираж еврейских инкунабул: «Размножено во многих экземплярах безо всяких чудес». Но из близких к издательству источников известно, что тираж первого издания – 300 экземпляров, а второго и третьего – 1000 экземпляров.
В настоящее время Бердичевский, бывший киевлянин, живет и пишет свои книги и статьи в «Заукраиньи» – Берлине, находясь там уже более 15 лет в «добровольно-принудительном изгнании». Печатает книги (их уже вышла добрая дюжина) в киевских издательствах «Дух і Літера» и С. Бродовича, а многие его библиофильские материалы опубликованы в альманахах Петербурга, Москвы, Иерусалима и Херсона. А коллекционеры экслибрисов и книголюбы Украины, ближнего и дальнего зарубежья настойчиво их разыскивают и с удовольствием читают.
Автор книги, с молодых лет страстный библиофил, более пятидесяти лет собирает коллекцию отечественных книговладельческих знаков. Они-то и послужили ему основой для проведения библиофильских и искусствоведческих исследований, результаты которых и оформлены в виде предлагаемого читателю фундаментального труда.
В книге блестяще согласованы текстовая и визуальная составляющие, что придает ей особый колорит и дополнительную ценность. «Иллюстративный аккомпанемент» из 917 (!) репродукций сопровождает простой и ясный текст с первой по последнюю страницу. В какой-то мере этот визуальный ряд можно рассматривать и как великолепное дидактическое пособие для тех, у кого возникнет похвальное желание заняться искусством книжного знака. Да и профессиональные исследователи и коллекционеры экслибрисов найдут в этой визуальной тематической подборке немало для себя интересного и полезного.
Когда впервые знакомишься с содержанием книги, пролистывая страницы в произвольном порядке, и просматриваешь их текст «по диагонали», возникает легкое недоумение и беспокойство. Никак не можешь нащупать, как сейчас модно выражаться, основную линию рассуждения автора – весь материал книги дан одним плотным блоком, спрессованным из персон, книг, экслибрисов, всевозможных жизненных коллизий, происходивших с ними. Нет привычного деления книги на части, разделы, главы, отсутствует спасительное Содержание, служащее для читателя своего рода компасом для ориентации в тексте.
Но все становится на место, когда приступаешь к планомерному и неторопливому прочтению книги, когда темпо-ритм изложения авторского текста совпадает с темпо-ритмом восприятия читателя. Перед мысленным взором развертывается череда судеб удивительных людей и их потрясающих и редких собраний, книги которых отмечены как простыми чернильными штемпелями, так и высокохудожественными ярлыками.
После прочтения книги читателя поражает, как виртуозно автор справился с таким обилием персонажей, книжных собраний, экслибрисов и документальных фактов. Поневоле вспоминается легенда о Шекспире и его «группе поддержки», т.к. такая махина информации, на первый взгляд, одному человеку не под силу, это впору слаженному научному коллективу. И еще, каждого библиофила, художника, как впрочем и всех причастных к миру книги, автор описывает очень тепло и доброжелательно, с любовью и уважением к их увлечениям и просветительской деятельности.
Можно много говорить о достоинствах этой книги, сравнивать, анализировать, вспоминать, удивляться и недоумевать (в смысле – почему не знал того или иного описываемого факта ранее), но оставим это занятие серьезным, профессиональным рецензентам, знатокам книжного мира и экслибрисистики. Бесспорно одно – путешествие читателей по страницам очередного труда Бердичевского будет полезным и увлекательным.
Ни в коей мере не умаляя широту охвата автором исследуемого материала – как географического, так и библиофильского, попробуем взглянуть на содержание рассматриваемой книги с точки зрения херсонского «книголюба-кулика», который, как известно, «свое болото хвалит».
Любознательный читатель найдет в тексте книги около двух десятков коренных херсонцев (упомянутых в разной степени подробности), а так же с десяток лиц, тем или иным образом причастных к книжному миру нашего города. О некоторых, наиболее ярких его представителях, сыгравших заметную роль в жизни местных книголюбов, стоит сказать особо. В первую очередь – об авторе книги.
Еще в 1960-х годах Бердичевский неоднократно посещал, по его выражению, «богоспасаемый Херсон» и лично знаком с местными книголюбами старшего поколения. Хорошо осведомлен о деятельности городского клуба книголюбов «Кобзарь» и по сегодняшний день щедро делится с провинцией, как библиофильской информацией, так и очередными своими книгами. Нам, херсонцам, отрадно, что в указатель основной литературы, использованной автором при написании своей книги, наряду с очень солидными изданиями, включены два выпуска альманаха «Херсонский библиофил», изданного под грифом городского клуба книголюбов «Кобзарь».
Для херсонских книголюбов Бердичевский всегда был и остается непререкаемым авторитетом и ярким примером активного собирателя, исследователя и пропагандиста книжных знаков. Собирательство и изучение книжных знаков, интерес к личности владельца и составу его библиотеки, к графическому творчеству художника, создавшего экслибрис, привели Бердичевского к тому, что экслибрисы стал объектом его многолетнего научного исследования. Он рассматривает их не просто как маленькие бумажные ярлыки, порой мастерски исполненные художником-экслибрисистом, а как документы эпохи, за которыми стоят не только редкие и уникальные книги, а, главное, владельцы библиотек с их кругом литературных и жизненных интересов, библиофильскими радостями, тревогами и судьбами.
Между Херсоном и Киевом (а позднее – и Берлином) на протяжении многих лет поддерживалось постоянное письменное и телефонное общение. На заседаниях клуба «Кобзарь» регулярно рассматривались и обсуждались новые статьи и книги уважаемого коллеги.
В своей книге Бердичевский упоминает «херсонского Иваска» – С.А. Сильванского, на работы которого неоднократно ссылается и характеризует его как одного из «наиболее вдумчивых, глубоких и серьезных исследователей русского экслибриса». В книге приведены сведения и о других представителях культурной жизни Херсона, почитаемых херсонцами и поныне: художниках-экслибрисистах М.Ф. Нечитайло-Андреенко, Ф.З. Зильберштейне, Э.П. Бунцельмане, Ф.И. Кидере, литераторах М.С. Линском и С.Г. Фруге, а так же об общественных деятелях и владельцах значительных и основательных библиотек – В.З. Зильберштейне, М.Г. Бунцельмане, Л.П. Литинском, И.Л. Барщаке.
Очень тепло отзывается Бердичевский об известном журналисте, поэте и художнике-карикатуристе М.С. Линском (Шлезингере), публикует его редко встречающийся экслибрис, повествует о творческом пути и трагической кончине этого талантливого человека. К слову сказать, не так давно одесситы выпустили альбом «Вся Одесса в шаржах Линского: Материалы к выставке», в которой приведены сведения о жизни художника и полный каталог сохранившихся рисунков. Но почти никто не знает, и об этом в научном обороте нет ни слова, что Линский, будучи молодым человеком в возрасте 24-х лет, начинал свой путь журналиста, литератора и рисовальщика в нашем городе.
В начале XX в. в Херсоне издавалась единственная частная газета «Югъ», редактором-издателем которой был легендарный В.И. Гошкевич. Он то и сманил в Херсон молодое дарование для работы в литературном разделе своей ежедневной газеты. И начиная с мая 1902 г. и по декабрь 1904 г., т.е. около двух с половиной лет, на страницах любимой херсонцами газеты почти ежедневно появлялись фельетоны, лирические стихи, театральные рецензии и рисунки, подписанные псевдонимом де-Линь. В «Юге» Линский считался одним из ведущих сотрудников, злободневные материалы которого о жизни города и его жителях ожидались с нетерпением, зачастую горячо обсуждались читателями на тех же газетных страницах. Проявил он себя также и как газетный иллюстратор, правда не как карикатурист (цензура не позволяла), а рисовальщик батальных сцен и портретов участников русско-японской войны. Не все еще в полной мере известно о жизни и творчестве Линского в Херсоне, и только совсем недавно исследователи-краеведы приступили к серьезному изучению весьма малочисленных документов и поиску новых, но это, как говорится, уже другая история.
Одессита Б.Я. Левыха автор книги в своем описании характеризует как «совершенно неутомимого фанатичного коллекционера-экслибрисиста». Активный член одесского объединения коллекционеров, Левых в 1991–1995 г.г. возглавлял клуб любителей экслибриса и книжной графики. Херсонские книголюбы и коллекционеры хорошо знали этого неординарного человека. В начале 1970-х годов он работал судовым врачом, и если его «посудина» базировалась в портах Днепровского лимана, то в свои выходные дни он частенько наведывался в Херсон. У нас Левых общался с соратниками по собирательству, проводил грандиозные обмены, совершал «набеги» на книжные и букинистические магазины. Херсонцы, в свою очередь, бывая в Одессе, знакомились с некоторыми коллекциями его уникального собрания (книги, экслибрисы, автографы, марки, открытки, графика, бронза, партийная символика и проч.).
Замечательному рижскому художнику-графику А.И. Юпатову автор книги посвятил целых шесть страниц, отзываясь о нем очень сердечно и уважительно. Слава Юпатова как художника-экслибрисиста соразмерна высокому качеству и оригинальности созданных им книжных знаков для широкого круга книжников. Не обошел художник своим вниманием и наш город: в середине 1960-х годов для пятерых херсонских книголюбов Юпатовым были нарисованы шесть экслибрисов. Не каждый провинциальный город бывшего Союза может похвастаться такой группой «юпатовцев». Но главное, рижский художник не только присылал заказчику оригинал рисунка созданного им книжного знака (бумага, тушь, перо), но и отпечатанный типографским способом тираж вместе с цинковым клише. Сюда же прибавлялись десяток-два тиражированных экслибрисов с собственноручной карандашной подписью художника, которые очень ценились при обмене между коллекционерами. По тем временам это был невиданный сервис. Рядовому книголюбу разместить частный заказ на тиражирование экслибриса в государственной (и только) типографии было практически невозможно, тогда даже изготовление билетов в кинотеатры подвергалось тщательной цензуре, а тут малопонятные, и какого-то сомнительного свойства и назначения «экс клипсы». А в Прибалтике – «советской загранице» – к этому относились абсолютно спокойно, Юпатов получал официальное разрешение на свои рисунки книжных знаков и заказывал необходимые их тиражи. Изменились времена, нет уже Юпатова, а благодарные херсонцы еще до сих пор наклеивают юпатовские знаки на свои книги.
Упомянут Бердичевским и херсонский художник Феликс Кидер – единственный в нашем городе художник-экслибрисист, работавший в очень сложной технике офорта. Репродукции его семи художественных знаков автор поместил в своей книге рядом с тонким искусствоведческим анализом этих работ. Кидер – художник-живописец, график, скульптор – экслибрисное направление в своем творчестве избрал не без влияния местных коллекционеров книжных знаков. Он был хорошо знаком с содержанием их собраний и подборкой экслибрисной литературой. По подсчетам исследователей творчества Кидера, им было создано 102 книжных знака для своих земляков, друзей и близких, а вместе с вариантами и проектами – более 130. Его работы неоднократно экспонировались на престижных международных выставках.
Необходимо заметить, что в настоящее время книжные знаки Кидера в собраниях коллекционеров встречаются не часто, т.к. с офортных досок их печатал сам автор в весьма ограниченном количестве. Его, как творца, в большей степени волновала художественная сторона экслибриса, а тиражирование знака он оставлял заботам владельца. Изготовление же монохромных отпечатков с медных матриц дело весьма сложное и кропотливое, не каждому под силу, поэтому большинство владельцев кидеровских экслибрисов вынуждено ограничились малочисленным пробным тиражом своих знаков.
Здесь следует сказать, что для библиотек херсонских книголюбов создавали книжные знаки и другие, не менее известные, художники-экслибрисисты: К.С. Козловский, В.И. Масик, С.Г. Ивенский, отец и сын Бекетовы, Г.Н. Карлов, Н.И. Кофанов. А всем забытым и малоизвестным художникам-любителям, произведениями которых помечены книги в библиотеках наших книголюбов, нет числа.
В третьем издании своей книги автор поместил довольно подробные и объемные сведения (по отношению к остальным описываемым персонам) о замечательном ростовском коллекционере и библиофиле, тонком знатоке книжного знака П.Б. Горцеве. Для херсонских книголюбов это приятная неожиданность, т.к. еще в 1960–70-х годах между Херсоном и Ростовом-на-Дону велась оживленная коллекционерская переписка. Горцев первым сподобил многих наших книголюбов изготовлять и тиражировать личные книжные знаки фотоспособом, увлекая своим личным примером. Для себя и многих своих друзей и коллег по увлечению он изготовил фотоспособом около трех десятков экслибрисов, многие из которых вошли в каталоги и демонстрировались на различных представительных выставках.
Очень хотелось бы припомнить еще нескольких не менее ярких личностей, отображенных автором в своей замечательной книге (иной раз в нее заглядываешь как в добротный справочник). Но пора ставить точку, иначе книголюбы других городов, не менее книжных, чем Херсон, заподозрят нас в стремлении к лаврам Нью-Васюков.

Херсон
январь 2010 г.

Напишіть свій коментар
Ваше ім'я
E-mail (не буде опублікований)
* Текст повідомлення

Вхід