Сайт Інформаційно-бібліографічного відділу є частиною бібліотечного порталу lib.kherson.ua
Гість | Увійти
Версія для друку

«СТРАШНАЯ МЕСТЬ»

Когда-то в Херсоне, на углу Суворовской и Спартаковского переулка была кондитерская. Потом дом разрушили, и на том месте был пустырь, пока (в 1953 году) не решили праздновать300летие поглощения Украины Российской империей. По этому поводу  Ленинград подарил Херсону небольшой бронзовый бюст Суворова (работы известного скульптора Рукавишникова). На месте развалин расчистили маленький сквер. Очевидно, городской архитектор, обладая хорошим вкусом, рассудил, что бюст предназначен для кабинета, и простор ему ни к чему. Получился уютный скверик, закрытый с двух сторон стенами прилегающих домов. Этот скверик в дни футбольных матчей, был местом сбора херсонских футбольных болельщиков. Все оживлённо обсуждали перипетии игры. Эмоциональный репортаж из Москвы Вадима Синявского звучал из громкоговорителя. Возгласы «судью на мыло!!!» и подобные звучали над толпой. В этом же сквере собирались Херсонские «лабухи» (музыканты.) на так называемую «скулёжку».
Теперь бюст Суворова, по канцелярской логике городского головы (которого по иностранному называют мэром) перетащили на средину Суворовской напротив дома Суворова. Злые языки поговаривают, что кому то понадобилось это место. Как бы то ни было, а на месте сквера уже полным ходом идёт стройка.
. В один из летних дней в скверике собрались на «скулёжку» музыканты. Среди них были и два ученика Херсонского музыкального училища. Один из них крепыш с блестящими весёлыми глазами - Олег. Второй по кличке Лось. Оба с похмельными головами и абсолютно пустыми карманами.
- Зажилил бабки Кирюша...
- Из него теперь клещами не вытащишь.
- Пять жмуров отлабали (похорон отыграли), а бабок нема.
- Давай сходим к нему. Може выдавим?
- Давай
И не теряя времени, двинули к организатору всех похорон в Херсоне трубачу Кирюше. Любимой поговоркой, которого была: «Мёртвая душа - живые деньги». Опустившись на Краснофлотскую, подошли к дому где жил Кирюша. Постучали в окрашенную потрескавшейся коричневой краской дверь. За дверью - тишина. Постучали громче и настойчивей. Из-за двери послышалось какое-то шуршание, затем тихий толос спросил:
- Хто там?
- Открывай Кирюша - это мы.
- А шо вам нада?
- Поговорить...
Заскрипел засов и дверь приоткрылась. Лось дёрнул дверь на себя, и они вошли.
- Гони бабки Кирюша, за пять жмуров.
- Нима в квартире ни гроша. Дора последние забрала - ушла на базар. Отдам с первой халиды (халтуры).
- Давай сейчас, или будем бить.
- Хоть убейте - нету.
Кулак Лося упёрся в мягкий живот Кирюши.
- Ладно, осталось немного за квартиру уплатить.
И Кирилл двинулся к буфету, который стоял у окна. Но вместо того, что бы достать деньги, он высунулся в открытое окно и закричал писклявым дискантом: «Каравул!!! Люди!!! Грабют!!! Убивают!!!»
Наша парочка жаждавшая получить свои кровные кубарем скатилась вниз, и побежали в сторону порта и там сидя на лавочке у морпорта выработали план мести.
На следующий день в 11 часов утра у многоквартирного дома на Морской стали собираться музыканты со своими инструмента Пришёл Абрамович с барабаном, Бухтий со своим тромбоном, Таслицкий с трубой и остальные. Музыканты тихо переговаривались между собой. А время потихоньку двигалось к полудню. Ничего ни напоминало о том, что здесь будут похороны.
«Шо то жмуровозки (катафалка) не видать. Пойду, узнаю» - сказал Абрамович и вошёл в подъезд. Постучал в первую попавшуюся дверь. На стук вышел пузатый дядька в шлёпанцах, синих спортивных штанах с пузырями на коленях и в линялой майке
- Когда будем выносить - спросил Абрамович.
- А, что мусор уже приехал?
-…
Музыканты ещё потоптались на месте и, видя, что халтуры уже не будет, начали потихоньку разбредаться.
Наша парочка шутников стояла за углом и до слёз хохотала, держась за животики.
А устроили они всё это следующим образом. В городе почти не было частных телефонов. Обо всех похоронах в Херсоне звони только по одному телефону, который установили одному старому еврею - инвалиду войны.
Вот по этому телефону и позвонил Лось.
Эту историю рассказал один из участников, Михаилу Жванецкому и тот  сделал из неё одесский рассказ, который читает с успехом перед публикой.

Вхід