Сайт Інформаційно-бібліографічного відділу є частиною бібліотечного порталу lib.kherson.ua
Гість | Увійти
Версія для друку

«ЦАРЬ ЭДИП» В ХЕРСОНЕ
Народная аудитория.
Постановка Владимира Чижевского

Скульптор Чижевский, судебный пристав Омаров,
Полтора артиста
Из «летних амбаров»,
Тридцать два статиста,
Женщина в предсмертном приступе «гриппа»
И поденщица Фекла, -
Хоронили пьесу Софокла
«Царя Эдипа»
В народной аудитории
По последней категории.

Герой Омаров, в гриме Эдипа,
Был поневоле неистов;
Изнывая от боли
И хрипа
Он убеждал, что что судебный пристав –
В этот момент
Белей алебастра,
Как снежный магнезий,
Предстал прорицатель Терезий
Со словами: - О, Іокаста!
Не вылазьте на сцену так часть, -
Теперь буду я разговаривать…
Но тут, укрытый кретоном,
Прибежал рыжекудрый Креон
И взмолился: - Не правда… не он,
А Чижевский сделал меня Креоном.
Затем от главного входа
Вместо фиванского народа
Прискакали тридцать два статиста
(32, а не 300),
И, чтоб Эдип не оглох, а ослеп,
Опустились перед ним на четыре ноги
И тихо заблеяли: - Фе…б, Фе…б, Фе…б!
На что Эдип отвечал: - дураки!
И лишь один, воздев дрожащие руки,
Растерянно шептал: - Фиванцы! Кто одел мои брюки?
Отдайте мне брюки!..
…………………………………………………..
Тогда публика поняла, что трагедия закончена
И разошлась по домам.

Вот так хоронили в Херсоне –
Скульптор Чижевский, судебный пристав Омаров,
Полтора артиста
Из «летних амбаров»,
Тридцать два статиста,
Женщина в последнем приступе «гриппа»
И поденщица Фекла
Безсмертную пьесу Софокла
«Царя Эдипа».

Вхід